В 2016 году пчеловодству Казахстана исполнилось 230 лет. К юбилею потомственный пчеловод казахстанец Гусляков Михаил Иванович провел огромную работу по изучению исторических документов. Итогом этого труда стал замечательный очерк о пчеловодстве Казахстана от самых истоков до состояния нынешних дней.

Руководство Национального Союза пчеловодов Казахстана «Бал-Ара» выражает Михаилу Ивановичу глубокую признательность за проделанную работу. Этот очерк представляет собой фундаментальный труд необходимый для пчеловодов Республики. Знание своих корней, истоков создает прочную основу для воспитания человека, любящего свой народ, свой край, свою Родину.

 

Бобровка – колыбель пчеловодства

Достоверно известно, что в далёком прошлом естественное расселение пчёл ограничилось Уральскими горами. За Уралом, в Сибири и современном Казахстане пчёл не было. Во всяком случае, пчеловодства как промысел, как вид хозяйственной деятельности не существовало. Точкой отчёта зарождения Казахстанского и Сибирского пчеловодства формально признан 1786 год. Эта дата обозначена многими исследователями.  В разных архивных источниках называются и другие даты. Наибольший вклад в исследование истории пчеловодства на Южном Алтае внесли С. Барышников, В.Ворожбитов, Р. Вахитов, В. Данилин, Е. Панкратьева и С. Черных.

Кто был первым человеком, открывшим путь пчеловодству Казахстана?  Фамилии Аршеневский Николай Фёдорович и Арженецкий Н.Н. оба генералы, оба служили в Усть-Каменогорской крепости. Вот эти две фамилии в одни и те же даты у разных исследователей трактуются по-разному, либо изменено отчество, либо написание фамилии. Вот какая есть  оговорка у С. Барышникова, С. Черных (Пч-во №7, 1970) "…при Екатерине IIв Усть-Каменогорске стояли четыре полка, командирами их были генералы:  Арженецкий (вероятно, Аршеневский), князь Эристов, Тылызин и князь Горчаков".  Как видим, употреблён термин "вероятно". Дело в том, что здесь не только две созвучных фамилии, но имя Николай одинаковое, только Аршеневский Фёдорович, а Арженецкий Николаевич. Такие два человека действительно были, служили в разных местах.                                     

При всём этом однозначно называется место, куда впервые были привезены пчёлы - это с. Бобровка. Здесь нет разночтений. Идея завести пчёл в Сибирь принадлежит известному учёному академику П. Палласу, который со своей экспедицией много лет работал и на Рудном Алтае и был просто поражён обилием медоносной флоры. Какой простор для пчёл!

Есть ценнейший исторический материал "Летопись русского пчеловодства за 1000 лет с 912 по 1912 гг." датирована 1913 годом, под редакцией В.П. Попова, отпечатана в Пензенской губернской типографии. На странице 15 в статье под №53 записано, что "в 1777 г произведена первая попытка развести пчеловодство в Сибири, в виде доставления, (по распоряжению Начальника пограничными Сибирскими войсками г-н Скалона), из Башкирии в Усть-Каменогорскую крепость ульев. Ульи эти, считавшиеся казёнными были переданы комендантом для жителей селений Бобровского и Секисовского в их ведение. Но благодаря небрежному уходу и излишне произведённому осенью отбора мёда все ульи в первую же зимовку погибли".

Далее в статье под №55 на той же странице следующая запись " в 1786 г. предпринята новая попытка к разведению пчёл в Сибири (после неудачной 1777 г), а именно был устроен пчельник в Томском округе близ деревни Бобровки (в 27 верстах от Усть-Каменогорской крепости) командиром Драгунского полка полковником Н.Н. Аршеневским, выписавшим для этого пчёл из Оренбургской губернии". По количеству ульев и вообще каких-либо других сведений касаемо этого вопроса в данном документе нет. Но вот инициалы обозначены не Н.Ф. а Н.Н. Что касается административных делений того времени, в названиях Башкирии и Оренбурской, Уфимской губерний, то  следует напомнить, что в 1796 г Уфимская губерния была переименована в Оренбургскую. Таким образом, породное происхождение пчёл остаётся Башкирское, как тёмная лесная пчела.

Ворожбитов В.В. ссылаясь на данные Барнаульского городского архива и ЦВИГА, также описывает первую попытку завоза пчёл из Башкирии в 1776-1777 году как неудачную ввиду гибели в зимовке. Но приводит дополнительные данные, что завезено было 30 ульев и они в первое лето хорошо роились по 2-3 раза. Далее сообщается, что командир Драгунского полка Аршеневский Н. в 1792 г выписал от башкирцев 50 улеьев и они были доставлены башкирцами зимою со всеми необходимыми предосторожностями (ж-л Пчеловодство №1, 1978).

Вахитов Р. В книге "Пчёлы и люди" 1992 г. при изучении ЦВИГА (центрального военно-исторического государственного архива) обнаружились не две, а четыре попытки завоза пчёл. Первая зимой 1776-1777 года, вторая 1784 г, третья 1786 г, четвёртая 1792-1793 г. Здесь также отмечается, что первая попытка потерпела неудачу и что ульи первоначально были размещены в с. Бобровка. А вот дальше есть расхождения с материалами опубликованными Барышниковым С. и Черных С. "В 1783 г генерал Арженецкий пишет своей сестре, киевской помещице, письмо в котором рассказывает про богатую медоносную флору около Усть-Каменогорска, объявляет своё желание развести пчёл.  Просит её употребить все меры и всё искусство к перевозке двух дюжин колодных ульев к нему в Сибирь. Также просит напечатать несколько экземпляров книжек по уходу за пчёлами для раздачи их пчеловодам". Сестра Арженецкого заботливо отнеслась к просьбе и велела отобрать две дюжины лучших колодных ульев, обвязать соломой и войлоком и погрузить попарно на 12 саней. После молебна  в конце  ноября 1785 г обоз  в сопровождении крепостных отправился в Усть-Каменогорск.  Ровно четыре месяца ехал обоз и прибыл в место назначения в марте 1786 г.  Из 24 колод в живых остались 12.

"Статистическое обозрение Сибири", 1854 г т. 1 начало пчеловодства также относит к 1786 г., когда Аршеневский завёз из Оренбурга 7 ульев и башкира по уходу за ними. Пчёл оставили в с. Бобровка и через год раздали 10 крестьянам по 15 рублей за улей. Как видим толкование по количеству ульев и их происхождению не совпадают.

Щеглов и Небельсон ("Отечественные записки", 1849 г.) тоже пишут, что первая попытка развести пчёл в Сибири в 1776-1777 гг. не увенчалась успехом. Далее. Наиболее ранним и самым первым  литературным материалом о появлении пчёл в этих местах является статья есаула Иванова. В ней говорится, что впервые пчёлы удачно были завезены в Сибирь в 1786 г. полковником Аршеневским и поставлены в с. Бобровка.

Ворожбитов В.В. ссылаясь на послужной список  Аршеневского в ЦВИГА, что им в 1792-1793 были выписаны из Башкирии 16 колодных ульев и они были размещены вблизи с. Бобровки. Таким образом, из многообразия столь противоречивой информации можно заключить, что точкой отсчёта зарождения пчеловодства Казахстана вполне обоснованно можно считать 1786 год, а последующий завоз как уже дополнение. Родина, колыбель Казахстанского и Сибирского пчеловодства без сомнения с. Бобровка.

В статье "Смоленский сибиряк" Ворожбитов В.В. на основе послужного списка отмечает важные качества разносторонне образованного, высоко эрудированного офицера Аршеневского Н.Ф. за боевые заслуги который в 29 лет получил звание полковника, а в 33 года стал генералом. Человек только такого склада мог посвятить свою жизнь благополучию и процветанию отечества. Умер Аршеневский в 1798 г. Его прах покоится в предместье Усть-Каменогорска.

 

У истоков медовой эпопеи

Богатейшая медовая флора Беловодья щедро одаривала нектаром приехавших пчёлок. Колоды многократно роились, поэтому размножение пчёл шло ускоренными темпами, а крестьяне быстро уразумели высокую доходность нового промысла. Без преувеличения Алтай стал медовым Клондайком. Поэтому за 10 лет пасеки заполнили долины рек Ульбы, Убы, Тургусуна, Хамира, Бухтармы. Сёла Бобровка, Секисовка, Феклистовка, Уварово, Медведка, Огнёвское, Сенное, Коробиха, Фыкалка, Солдатово, Яринское стали настоящими репродукторами, питомниками по размножению пчёл. Быстрому распространению, размножению пчёл способствовало и то, что они по происхождению, из выше означенного перечня были хорошо адаптированы к суровому Уральскому климату.  До момента интродукции других пород пчёл, пчеловоды 40-60 годов хорошо помнят, что пчёлы того периода на Алтае были однородной тёмной окраски без каких-либо признаков желтизны, печатка мёда только белая, сухая с отчётливо выраженными контурами ячеек.  

Статистические данные за 1834 г. свидетельствуют, что только в одном Бухтарминском крае (ныне Зыряновский и Катон-Карагайский районы) имелось около 50 тыс. пчелосемей, от которых получено 12 000 пудов мёда (192 т) и воска 2 000 пудов (32 т). Надо представлять, что пчёлы содержались в не разборных колодах и технологические манипуляции человека были крайне ограничены, и эти показатели заслуживают достойного уважения. 

Алтайский мёд, собранный с главных медоносов горно-лесной зоны с жёлтой акации, дягиля сибирского лесного разнотравья, оказался настолько хорош по вкусу, аромату и внешнему виду, что уже в 1812 г. на Ирбитской ярмарке, куда было доставлено 2000 пудов, потеснил всемирно известный башкирский липовый мед. 

С тех пор слава алтайского мёда быстро набирала популярность, росла и тысячи тонн мёда стали ежегодно сплавляться на плотах по рекам Бухтарме, Иртышу до больших городов, а от них на запад и восток. 

Новые пасеки зарождались, распространялись в не обжитых местах на восток, север, запад не только благодаря перемещению человеком, но и при помощи роёв, которые во множестве улетали в нетронутые девственные леса, заселяя дупла и продолжая размножаться. Подтверждением тому является "Доклад Российской Императорской Канцелярии о промыслах Сибири 1861 г." и "Сибирь" географические, этнографические и культурно-бытовые очерки профессора Д.Н. Анучина (Московский университет) 1900 г, есть интересная запись о достаточно развитом мараловодстве и пчеловодстве в Кузнецком, Бийском, Змеиногорском уездах (Усть-Каменогорск тогда входил в состав Змеиногорска уезда Томской губернии). Особенно развитие получило по долинам рек Катуни и Бухтармы, где около 12 000 пасек с численностью ульев по 500 и более. "В Кузнецком и Бийском уездах черневые татары занимаются и бортовым пчеловодством – собиранием мёда от одичалых пчёл. Соты складывают в корыта и для скорости отжимают руками." Вот здесь перекидывая мостик в современность, невольно возникает вопрос: "Мы человеки, считающие себя совершенством творения, как же могли так опустошить леса, изуродовав скрещиванием уникальную породу пчёл, что не единого дупла с живыми пчёлами теперь не найти?" 

Пчеловодство распространялось не только по лесам Алтая и Сибири, оно вызывало огромный интерес и в Средней Азии (бывшем Туркестанском крае). О. Поспелов, 1900; Н. Шаров, 1911 указывают, что первые пчёлы были завезены в Семиречье (окрестности Капала) в 1848 г, в Ташкент в 1872, в Фергану – 1880, Самарканд – 1898 г.  

Из Усть-Каменогорска в г. Верный (Алматы современный) пчёлы были завезены в 1850 г. Благоприятный климат, богатая медоносная флора Заилийского Алатау позволили пчёлам хорошо обжиться на новом месте. Это дало толчок к повсеместному разведению пчёл. В 1856 г, например, завели у себя пчёл казаки станицы Больше-Алмаатинской. Их пасеки, первоначально состоявшие из 2-5 ульев, вскоре разрослись до 100-130-150 ульев. А станица Надежденская и крестьянское селение Михайловское быстро превратились в крупные пчеловодные центры Верненского уезда. В Лепсинском уезде основными пунктами сосредоточения и распространения пчёл стали станицы Лепсинская, Урджарская, селения Ивановское, Константиновское, Захаровское, выселки Тополёвский и Каргалинский.  

Положительную роль в Верненском уезде сыграл образцовый "научно-практический пчельник" для обучения рациональному пчеловодству, основанный в 1870 г. в городе Верном при казённом саде. Пчеловоды, прошедшие здесь обучение рациональным приёмам пчеловождения, заводили на своих пасеках рамочные ульи, что способствовало не только повышению культуры пчеловодства, но и росту производства мёда и воска. Мёда с рамочных ульев стали получать до двух пудов. Статистические данные за 1909 г., свидетельствуют, что только в Верненском уезде рамочных ульев было уже 3 972 шт. Наибольшее распространение имели ульи Дадана, Джерзона и Лайанса. 

Пионерами пчеловодства в Пишпекском уезде (Киргизия) являются крестьяне села Беловодского Мальцевы, и крестьянин Джанышевской волости Илларион Кирьянов, которые начали разводить пчёл в 1889 г., которые были завезены из г. Верного. 

 

Основоположники культурного пчеловодства

На родине Казахстанского пчеловодства в Усть-Каменогорске в становлении культурного рамочного пчеловодства сыграли выдающуюся роль политические ссыльные А.Н. Фёдоров (1857-1918) и Е.П. Михаэлис (1841- 1913), а также А.С. Хахлов (1845-1918), Т.Д. Копырин (1869-1955), Д.Г. Панкратьев (1867-1956), Ф.А. Гусев. 

Первая пасека из рамочных ульев "галицийской системы была оборудована генералом Шайтановым в 1860 году у реки Проходной в 12 км от села Ульбинского.  

В 1885 г. А.Н. Фёдоров также возле села Ульбинского обустроил свою пасеку, на что было потрачено 5 лет. Пользуясь различными справочниками, специальной литературой оборудовал пасеку рамочными ульями, оснастил лучшим инвентарём, поставил контрольный улей и вёл наблюдения за погодой, цветением медоносов, ставил опыты. Освоив рамочное пчеловодство, А.Н. Фёдоров остро ощутил несовершенство ульев европейской и американской конструкции и не приспособленность их к местным условиям. Поэтому он вместе со своим другом – пчеловодом Е.П. Михаэлисом, отличающимся изобретательным умом и искусными руками, создали свой улей новой конструкции, который назвали "Алтайским". Улей этот был экспонирован на Всероссийской Нижегородской выставке в 1886 г., где были награждены большой серебряной медалью 

Алтайский улей состоит из двух корпусов, вмещающих по 17 рамок размером 404×262 мм. По объёму он равен 2,5 корпуса Дадана-Блатта. Улей имел новшества: отъёмное дно, потолок из отдельных досточек, лежащих вдоль рамок, рамочные разделители (сверху – зубчатая гребёнка), были устроены верхние летки. Как видим, алтайский улей многими деталями и объёмом похож на ульи современных конструкций, чем и объясняется его долгая жизнь вплоть до сегодняшних дней на горно-таёжных пасеках. 

На своей образцовой хорошо оборудованной пасеке А. Н. Фёдоров устраивал курсы бесплатные по рамочному пчеловодству, давал советы, организовывал выставки.  В 1910 г. он был назначен на должность инструктора по пчеловодству Семипалатинской области и на этой работе оставался до конца жизни. Рамочное пчеловодство быстро набирало популярность и к 1918 г. количество таких ульев перевалило за 10.000 шт. Под его руководством в 1915 и 1916 годах в Усть-Каменогорске были проведены два съезда пчеловодов юго-западного Алтая, обобщившие передовой опыт. 

Посетивший в своё время А.Н. Фёдорова и Е.П. Михаэлиса крупный, очень уважаемый на Убе пчеловод Фёдор Афанасьевич Гусев, поразился преимуществу рамочного пчеловодства и по возвращению домой ускоренными темпами перевёл свои колодные пасеки на рамочные "Алтайские ульи".  По сообщениям журнала "Пчеловодная жизнь" урожай мёда в 1913 г. на пасеках Ф.А. Гусева перевалил за 10 пудов на семью. В тот год отмечалось 300 летие династии дома Романовых. Царь Николай II по случаю празднования пригласил на торжество светскую знать, высоких особ. Пчеловод, старообрядец, мужик с заснеженных Алтайских гор ради любопытства с бочкой мёда отправился на торжество в Санкт-Петербург погулять со знатью. И что ж - был принят и не просто! Мёд Убинских долин пленил царицу Александру, и она его одарила золотым перстнем, а сам император именным указом даровал земли по правому берегу Убы, которые до сих пор носят имя Гусева Луга. Только жаль, что в тех местах теперь нет даже и одного улья. Судьба этого человека тема большого рома, а здесь стоит отметить, что это была личность высокого полёта: посетил Иерусалим, США, объехал Европу, содержал школу за свой счёт. А жизнь закончил в нищенстве, побираясь после раскулачивания. 

Е.П. Михаэлис завёл пасеку на Крутой речке, в месте близком к Панкратьевскому саду. Отличаясь изобретательным умом и любовью к физическому труду, он много внёс усовершенствований в конструкции пчеловодного инвентаря и оборудования, тем самым пасека превратилась в образцовую школу передового опыта.  Но заслуга Е.П. Михаэлиса и А.Н. Фёдорова простирается далеко за пределы пчеловодства. Будучи депутатами Усть-Каменогорской думы они сделали много по обустройству культурного быта и досуга города.  

Как уже отмечалась долина реки Убы отличалась обилием и разнообразием богатейших медоносов от пойменных лугов до "белков". Старообрядцы для сохранения чистой веры интенсивно освоили глухомань всех притоков Убы до самых снежных гор. Плоты, загруженные десятками тонн мёда сплавлялись до Омска и далее. Но первоначально пчеловодство велось дедовскими способами – в колодах. В засушливые или очень дождливые годы пчёлы вынужденно в кормовой мёд добавляют падь. От чего в зимовке бывает гибель, поскольку пчеловод лишён возможности в неразборной колоде заменить не качественный мёд на качественный. Рациональному рамочному пчеловодству в Убинской долине усердно способствовал Т.Д. Копырин. В 1890 году после окончания Омской учительской семинарии начал работу в с. Шемонаиха, что на реке Убе. Здесь он познакомился с пчеловодами и завёл пасеку, подружился с А.Н. Фёдоровым и Е.П. Михаэлисом. А чтобы получить теоретические навыки в 1890 году прошёл курс при Томской сельскохозяйственной школе. Результатом его поисков и трудов был сконструирован им в 1892 г. улей-лежак "Алтаец" на 16 рамок размером (406×250 мм). При желании пчеловода его можно превратить в двухкорпусный. По внешнему виду он очень схож с ульем "Алтайским" конструкции Фёдорова, Михаэлиса. Различие их заключается в количестве рам и их размерах. По инициативе Терентия Дмитриевича была организована артельно-кооперативная учебная пасека в Шемонаихе. Здесь он не только оказывал консультативную помощь, как перевести пасеку с колодного содержания на рамочное. Проводил курсы для населения Убинского пчеловодческого района. В 1911 г. на Первой Сибирской сельскохозяйственной выставке в г. Омске были представлены экспонаты в диаграммах и отчётах за 11 лет по учебно-показательной пасеке Т.Д. Копырина. За распространение рамочного пчеловодства, пропаганду знаний и передовой опыт ему была присуждена бронзовая медаль. 

Достойным учеником А.Н. Фёдорова и продолжателем его дела является Усть-Каменогорский пчеловод и садовод, кудесник природы Дмитрий Гордеевич Панкратьев. Его именем назван сад в Усть-Каменогорске. Только одному богу известно, сколько он труда вложил в озеленение города и его окрестностей. На пасеке Д.Г. Панкратьева А.Н. Фёдоров организовывал курсы. Теоретическую часть вёл Фёдоров, а практическую Панкратьев. Слушателями были не только крестьяне, но и учителя, слушатели учительской семинарии, которые в будущем становились проводниками в массах нового прогрессивного пчеловодства. Это создало небывалый прецедент к очень быстрому росту пчеловодства. Пасеки множились буквально на глазах. Хотя пасека Дмитрия Гордеевича насчитывала 140, а в иные годы 165 семей, он находил время заниматься научной работой. С 1898 по 1929 г проведены наблюдения за погодой, за цветением медоносов, установлена периодичность нектаровыделения важнейших медоносов в зависимости от температур, показания контрольного улья и всё это сведено и проанализировано в таблицах, диаграммах и вычерченных графиках. Когда в Москве на кафедре пчеловодства Тимирязевской академии знакомишься с этими уникальными исследованиями, только тогда начинаешь понимать величие этого человека. А ведь это он делал не ради диссертации, славы, а ради процветания пчеловодства на земле. В течение 12 лет (1898 – 1910) Д.Г. Панкратьев проводил тщательный анализ доходов и расходов по пасеке. Таким образом, появился первый документ по экономике пчеловодства. Наглядным живым примером он обучал мало грамотных крестьян на курсах, как прибыльно, доходно вести дело.   

Пытливым исследователем, продолжателем дела отца был, и сын Николай Дмитриевич (1899-1943 гг.) Его статьи в журналах "Пчеловодство" того времени до сих пор являются актуальными и востребованными. Дочь Елена Дмитриевна, работая в областном архиве, сделала многое в поисках, обработке данных по истории пчеловодства и его зарождении в Казахстане. 

 

Состояние отрасли до военного периода

Особо бурного расцвета пчеловодство достигло во времена НЭПа. В народной памяти этот период называется золотым веком в пчеловодстве. В 1925 г. был организован Пчеловодсоюз, который был призван руководить всей отраслью страны. Пасеки словно грибы множились на таёжных просторах медовой целины. Тому способствовала востребованность мёда, как главного сладкого продукта после изнурительной и голодной жизни в Гражданскую войну. Народ впервые получил возможность работать на себя. Есть множество источников, да и свежа память старожилов по жизнеописанию Убинских, Бухтарминских пчеловодов: большая крепкая семья в едином хозяйстве, подчёркнутое довольствие и достаток, хлебосольный приём гостей в 12-16 блюд. Пасеки в 200 рамочных ульев уже не редкость. Изучая здешнюю местность, обнаруживаешь название каждого распадка, долины, лога именем некогда жившего здесь семейства. Возникли целые фамильные посёлки. 

Для того периода характерно кооперирование пчеловодов на товарищеских началах и организация общественных пасек различного направления, как-то учебных, показательных и т.д.  

Оживилось издание нескольких названий пчеловодных журналов, которые не только стали просветителями и распространителями местного опыта, но и открылся доступ к зарубежным новинкам. Восторг охватывает, когда на пожелтевших страницах видишь описание мощных ульевых, вощиных мастерских, с каким размахом шла торговля мёдом, как красиво и добротно обустраивались пасеки. 

Но недолго пришлось пчеловодам радоваться жизни. Пришёл 1930 год. Владельцы крупных обустроенных пасек оказались в первых рядах классовых врагов. Сложная штука психология человека. Экспроприировать пасеку одно дело, а вот проявить хозяйский рачительный подход, знание дела и трудолюбие совсем иное. И теперь уже в единственном журнале «Пчеловодство» 1931-1932 гг. пестрят блеклые отчёты об организации колхозных пасек из 5-7-12 ульев.  

По законам диалектики после падения наступает отрезвление и начинается подъём с колена. Так произошло и с колхозным пчеловодством на Рудном Алтае. Если в 1931 г. на колхозных пасеках было 33700 пчелосемей, то в 1934 г. их насчитывалось уже свыше 60 тыс. В декабре 1934 г. из 606 сельхозартелей Восточно-Казахстанской области пасеки имелись в 243. В них насчитывалось 59282 рамочных и 1242 колодных ульев. К 1937 г. на Казахстанском Алтае колодных пасек не осталось, а в колхозах уже имелось 80929 пчелосемей. К 1940 г., в Восточно-Казахстанской области насчитывалось 133717 пчелосемей, а в Семипалатинской области – 12469.  Отрасль пчеловодства вновь оказалась на подъёме. Успеху дела способствовали очень важные организационно-управленческие реформы. Во всех пчеловодных районах при сельхоз отделе райисполкомов была утверждена должность инструктора по пчеловодству с широким кругом полномочий. Очень важным было постановление об утверждении обязательного страхового фонда кормового мёда из расчёта 5 кг. на каждую пчелосемью. Это мероприятие разрешило сразу несколько сложных проблем: исключить гибель пчёл от голода в зимовке и подстраховаться на случай неурожайных сезонов. И ещё надо отметить особую сторону успеха. Пчеловодами перестали назначать говорливых, но далёких от пчёл пролетариев, а стали подбирать рачительного сведущего, хозяйственного колхозника, да утверждённого правлением колхоза. Это заметно на селе подняло престиж пчеловода. В те времена пасеки были стационарными и пчеловоды, как правило, жили всей семьёй непосредственно на определённой удалённой заимке.  Здесь усматривается ещё одна очень тонкая деталь. Живя круглый год на пасеке, невольно все члены семьи участвовали в тех или иных работах, у детей возникала преемственность, часто становилось семейной династией. Так незаметно врастали корнями, обустраивались, незримо и как-то подспудно начинали себя чувствовать хозяевами, "собственниками" пусть и формальными. Теперь не сложно заметить разницу между таким пчеловодом и приходящим-уходящим, исполняющим обязанности. 

Очередной урон пчеловодству будет нанесён политикой Н.С. Хрущёва, когда многие сёла были названы бесперспективными. В очередной раз оторвали от земли крестьянские корни. Следующим будет внедрение звеньевой системы обслуживания пасек. В народе метко прозвали коллективной безответственностью, но это будет уже позднее.  

   

Пчеловодная наука Казахстана

В некоторой степени к первым научным изысканиям можно отнести опыты и труды А.Н. Фёдорова, Е.П. Михаэлиса и в особенности созвучны с наукой исследования Д.Г. Панкратьева. Это на востоке Казахстана. Официальным научным учреждением являлась Казахская опытная станция пчеловодства. Но она образовалась на базе Алма-Атинского опорного пункта путём его реорганизации. Истоки этого научно центра уходят в дореволюционные времена, когда казачий офицер Александров на своей пасеке из 40 семей в Каменном ущелье недалеко от г. Алма-Аты организовал учебно-показательную школу. Пасека была хорошо оборудована разными системами ульев, современным инвентарём, пособиями и даже метеорологической станцией. Но значимой популярности данное учреждение не приобрело. Лишь в 1928 г., когда заведующий пасекой стал Василий Яковлевич Борзуков, она начала заниматься научной и педагогической деятельностью. Тогда в Каскелене из купленных 40 пчелосемей в Талгаре и Тургени организовали вторую учебно-опытную пасеку. Василий Яковлевич был страстным поклонником и пропагандистом пчеловодства 

Журналист по профессии, с широким кругозором и аналитическим дарованием, энергичный руководитель он быстро добился плодотворной научной работы. Отрабатывалась техника вывода маток, испытание привезённых грузинских пчёл, осуществлялась кочёвка из горной зоны в пойму реки Или. Изучались биологические закономерности роста пчелиных семей в течение года.  

В 1931-33 гг. проходила многократная и вполне бесполезная реорганизация, появлялась Казахская зональная станция пчеловодства, которую затем вновь обозначили опорным пунктом. 

После этого вновь оживилась научная деятельность. Е.А. Каргаполов изучал медоносную флору, старший научный сотрудник Е.К. Синадский работал над организацией заповедника по сохранению чистоты местных пчёл, испытывал значение верхнего летка в зимовке. Р.И. Мадатов выявил нозематоз в Казахстане и что этому заболеванию способствует падевый мёд. Разработаны меры по профилактике и лечению пчёл. 

В 1936 г. С.Г. Миньков и Я.Г. Дементьев доказали, что только за счёт массового отбора лучших пчелиных семей и их размножения продуктивность пасек можно увеличить на 12-15%.                      Одновременно научные сотрудники А.П. Кокорин, А.Н. Мельников, Д.И. Белецкий, А.В. Савченко, Т.Я. Ткачёв, А.А. Витковская, С.Г. Миньков в разных высотных зонах Алма-Атинской и Восточно-Казахстанской областей определяют медовый баланс, нектаропродуктивность важнейших медоносов. 

Приказом Казахского научно-исследовательского института животноводства №33 от 27 марта 1941 г. значилось открыть в Казахстане новое научное учреждение по пчеловодству Казахскую опытную станцию. Был определён штат из 10 человек: 5 работников административно-хозяйственного аппарата, 3 научных сотрудника и 2 техника. Были выделены кочевые и стационарные пасеки. Но помешала Великая Отечественная война. Поэтому научную деятельность Казахской опытной станции можно разделить на два периода – довоенный (1932-1939) и послевоенный (начиная с 1946 г.), когда в Восточном Казахстане был организован опорный пункт по пчеловодству. 

В период с 1948 по 1957 г. Е.В. Моисеев и И.С. Плотников изучали ульевой режим пчелиной семьи, влияние подкормки на выращивание расплода.  

А.П. Кокорин, Е.В. Моисеев, Н.Ф. Крахотин, С.Г. Миньков, С.П. Непомнящий (1949-1955) в Восточно-Казахстанской области на опорном пункте с. Сенное проводили работу по улучшению местных пчёл путём скрещивания с горнокавказскими и кабахтапинскими, а также сравнительные испытания их в чистоте с местными по продуктивности, зимостойкости, ройливости, злобливости. 

Помеси первого поколения оказались продуктивнее местных на 20%, а отдельные семьи превзошли местных на 80%. С третьего поколения продуктивность наоборот упала, а в 5-6 поколениях стало очевидным, что не только не получили улучшенных качеств, а наоборот испортили генофонд местной популяции. Поэтому дальнейшая работа опорного пункта не имела смысла и госпчелопитомник был закрыт. 

В 1956 г. Казахская опытная станция пчеловодства на основании приказа Министерства сельского хозяйства СССР №87 от 8 марта была передана в подчинение Казахского филиала Всесоюзной Академии наук им. Ленина (ВАСХНИЛ). С этого времени перед станцией ставятся новые масштабные задачи при едином методическом руководстве, в содружестве с аналогичными профильными учреждениями всего Советского Союза. Определена научная и производственная деятельность. Разрабатываются мероприятия по рациональному использованию и улучшению кормовой базы пчеловодства, совершенствование техники пчеловождения, повышение производительности труда, механизация трудоёмких процессов и т.д. 

В 1959-1960 гг. Казахская опытная станция пчеловодства переводится из Алма-Атинской области в Восточно-Казахстанскую. Несмотря на трудности организационного периода, отсутствие материальной базы научные сотрудники И.Т. Антропов, Н.А Фалалеев, А.Г. Дикий, а в последующим Е.И. Якушева, Саенко Ю. изучают медосборные условия основных пчеловодных зон в т.ч. с учётом вертикальной зональности. Определили сахаропродуктивность более 100 дикорастущих и посевных медоносов, составили календарь их цветения, выявлены медовые запасы базовых пасек, составлена карта медоносных угодий. Всё это позволило определить, в каких зонах, где и сколько можно организовать новых пасек. 

1964 – 1970 гг. Н.М. Ершов, Р.Д. Риб, А.Н. Фёдоров, в последующим в 80-х годах П.Г. Купоров, Н.Н.Жилин, В.М. Герман, А.Д. Жумагалиев вели многогранную, разноплановую научную работу по породному испытанию кавказких, итальянских, карпатских, краинских пчёл различного происхождения и линий. Разрабатывались разные виды и комбинации межпородного скрещивания, изучались хозяйственно полезные признаки и степень их наследования в последующих поколениях. Отрабатывались темы селекционно племенного улучшения пчёл, промышленного вывода и использования маток. На станции под руководством кандидата сельскохозяйственных наук Р.Д. Риба разработано и было практически использовано в производственных целях инструментальное осеменение маток. 

В первый период становления опытной стации в Восточном Казахстане директором был Е.В. Моисеев, затем Н.Ф. Крахотин, А.М. Колесников. Сменил их Стадников Иван Павлович ветеран ВОВ, человек преданный пчеловодству все свои силы направивший на становление промышленного, высокомеханизированного пчеловодства. Именно при его непосредственном участии был спроектирован, построен пчелокомплекс на 4 800 семей в с. Саратовка. Комплекс введён в эксплуатацию летом 1981 г. На тот момент это был третий такой комплекс во всём Советском Союзе. Первый при НИИПа России в Рязанской области, второй в колхозе "Заветы Ильича" Липецкой области. Иван Павлович принимал самое деятельное участие в разработке контейнерной перевозке пчёл. 

Но было бы непростительной ошибкой не упомянуть Станислава Ивановича Барышникова. Для истории пчеловодства Восточного Казахстана это бесценный алмаз. Вклад его многогранный. Он многие годы был заместителем директора по науке КОСП, возглавлял "Облпчелоконтору", дважды, причём первым с высокой руководящей работы уходил рядовым пчеловодом на совхозную пасеку, невзирая на все препоны партапарата. Пчеловодные успехи его демонстрировались на ВДНХ СССР. 

С.И. Барышников в молодые годы участвовал в организации и становлении "Путинцевского" пчелосовхоза с 240 пасеками на 25 тыс. семей. Он первым в Казахстане открыл творческую дорогу к написанию книг по пчеловодной тематике. 

Особого творческого подъёма коллектив учёных достиг с приходом на станцию директором Мишухина Николая Ивановича. Именно при нем пришли в науку много молодых новых ученых и специалистов Пумпышева Надежда, Максимов Виктор, Янкова Светлана, Баранова Светлана, Масленников Владимир, Рукавицын Игорь. Были созданы новые лаборатории – «Болезней пчел», «Инструментального осеменения», «Исследования продуктов пчеловодства». Прекратила свое существование Казахская Опытная Станция Пчеловодства после реорганизации и вхождения её в 1995 г. в НИИ Сельского Хозяйства в виде отдела. Количество работников за 4 года уменьшилось со 130 до 12 человек.   

 

Специализация пчеловодства – новый путь к успеху

Во второй половине 50 – х годов стало очевидным, что с укрупнением колхозов, совхозов удельный вес пчеловодства в экономике укрупнённых хозяйств стал незначительным, мало заметным. Поэтому руководители многих хозяйств перестали уделять должное внимание пасекам, перестало обновляться ульевое хозяйство, в запустение пришли изношенные постройки, несовершенство оплаты труда. Хотя наука к этому времени имела достаточные наработки по всем основным направлениям. Поэтому на повестку дня вышла совершенно новая форма организации пчеловодной отрасли – создание специализированных пчелосовхозов. Убедительным примером тому был Дальневосточный трест пчеловодческих совозов. 

Первым в конце 1959 г. был организован "Черемшанский" пчеловодческий совхоз. Пасеки ему переданы с баланса других хозяйств. Они оставались по-прежнему на своих местах, но на территории четырёх административных районов. Расстояние от центральной усадьбы до самой дальней 410 км. 

Директором совхоза был назначен талантливый организатор Илья Максимович Авдеев, главным зоотехником энергичный опытный специалист Иван Кузьмич Сальников. На начальном этапе совхозу было передано 9,5 тыс. пчелиных семей. Эти пасеки были структурно распределены на 8 бригад по близ лежащим населённым пунктам.  В последующим совхоз прирастал как за счёт собственного воспроизводства, так и дополнительной передачи пасек от других хозяйств. Вскоре была перекрыта проектная мощность 22 тыс. семей. В 1963 валовый урожай мёда по разным бригадам колебался от 42 до 63,3 кг. на каждую семью. Совхоз был утверждён участником ВДНХ и награждён переходящим Красным знаменем с вручением денежной премии. Десять лучших пчеловодов получили различные награды.  

Не смотря на неурожайные по медосбору первые годы и трудности организационного периода становления, продуктивность семей ежегодно росла на 2-5 кг.  и в 1964 г. только с первого медоноса жёлтой акации было откачано 171 тонна. Малодоходные и убыточные пасеки превратились в крепкое рентабельное хозяйство. 

Наглядные успехи "Черемшанского" совхоза вдохновили в 1962 г. на организацию нового специализированного хозяйства "Путинцевский" на базе пасек Зыряновского производственного управления численностью в 25272 семьи размещённых на 203 пасеках.  В то время это был самый крупный пчеловодческий совхоз во всём Советском Союзе. По численности семей подобное хозяйство было только в Мексике. Директором совхоза был назначен также опытный специалист пчеловодства Фёдор Семёнович Сериков, главным зоотехником молодой энергичный Станислав Иванович Барышников. В 1963 г в совхозе было произведено свыше 800 тонн мёда и 100 центнеров воска.  Радиус размещения пасек от центральной усадьбы превышает 200 км. Гористой таёжной местности с бурными рекам и речками. В становлении совхоза принимал участие и Александр Платонович Кокорин, который в 1949-1956 гг. был директором Сенновского госпчелопитомника по породному испытанию кавказских пчёл. 

Если до организации специализированных пчелосовхозов один пчеловод обслуживал 60- 70 семей, то в 1962 г. – 75, 1963 г.- 90, 1964 г.- 120 семей. Передовые пчеловоды этих хозяйств обслуживали 180-200 семей, а у Н.И. Лаврентьева превышена отметка 250. Этот знатный мастер медовых дел редко опускался ниже 60 кг. мёда с семьи. 

В конце 1964 г. было принято решение об организации ещё двух новых пчелосовхозов, в т.ч. за счёт частичного разукрупнения уже двух действующих. Так был создан "Коробихинский" пчеломолочный совхоз в Катон – Карагайском районе на 10,6 тыс. семей.  Директором совхоза назначен выпускник Тимирязевский сельхозакадеми В.И. Мошаров, главным зоотехником П.А. Качесов.  "Осиновский" пчеломолочный совхоз в Зыряновском районе на 11 тыс. семей. Директором назначен В.П. Клиновицкий, а главным зоотехником стал Симонов, имевший опыт работы в пчелосовхозах Дальнего Востока. Данное хозяйство за высокие медосборы также было участником ВДНХ. Директор совхоза В.П. Клиновицкий был награждён медалью «За Трудовую Доблесть». Дальнейшая судьба обеих организаторов после 1976 г оказалась трагичной.  

Но особое уважение заслуживает коллектив специалистов и пчеловодов Коробихинского совхоза под руководством В.И. Мошарова. Блестяще образованный, большой души, высокой эрудиции посланец Москвы всю свою жизнь связал с Рудным Алтаем. Даже после защиты кандидатской диссертации отказался возвращаться в Москву. Именно в этом хозяйстве по-настоящему, не для ширмы был введён хозрасчёт, здесь получила прописку промышленная технология содержания пчелиных семей в многокорпусных ульях. Попыток внедрения многокорпусных ульев (в мировой терминологии ульи Лангстрота) до этого на нашей территории было три, но все они не увенчались успехом. Пришлось основательно изучать достижения мирового пчеловодства и В.И. Мошаров прошёл трёх месячную стажировку в Международном институте экономики и технологии продуктов пчеловодства. Был участником 4 Международных конгрессов Апимондии. Применительно к суровым местным условиям была разработана собственная технология с учётом имеющихся наработок.   В 1966-67 гг. 75% пасек были уже оборудованы такими ульями, что позволило увеличить норму обслуживания одним пчеловодом до 135-140 ульев. Численность семей в совхозе увеличилась до 16 тыс. пчелосемей. С 1973 г. совхоз стал поставщиком 6-ти рамочных пакетов в целинные области Казахстана. 140 совхозных пасек размещались на территории 3 административных районов ВКО и частично в Горно-Алтайской области на расстоянии свыше 400 км. от берегов р. Катуни до берегов Бухтарминского моря. Уровень численности пчелиных семей не снижался и в последующим до 1981 г. в т.ч. при эпидемии варроатоза.  

Надо ясно представить, что в те времена не было сотовой связи, оперативное руководство, связь с пасеками поддерживались с помощью лошадей, гусеничных тракторов, вездеходных автомобилей, иногда и вертолёта. Кстати для организации пасек в высокогорной зоне пчёл завозили вертолётом.  Пасеки совхоза располагались в 4 различных природных зонах: степная, горно-степная, горно-лесная, высокогорная (альпийская). В этих местах, в те годы зародился особый бренд Като-Карагайского мёда. 

Благодаря специализации и концентрации пчеловодства был подняты престиж отрасли, культура производства, увеличилась продажа мёда государству до среднегодового уровня 250-360 тонн каждым пчелосовхозом. Лучшими медосборными годами этого периода были: 1963, 1966, 1973, 1975 годы. Тяжелейшие без мёда 1967, 1972 –дожди нескончаемые, 1974 г. наоборот, всё горело в пожарах. Но самые рекордные по мёду на Алтае были: 1913, 1952, 1956, 1966 годы.  Выход мёда с 1 п/с в 1966 г в среднем по области составил 53,6 кг. Совхозами и колхозами ВКО было произведено 4507 тонн мёда. В последующие годы этот показатель не был перекрыт.  

За всеми высокими достижениями стоят люди, труженики, золотой фонд отрасли пчеловодства. Их не сотни, а тысячи. Наберётся увесистый список только широко известных награждённых орденами и медалями. Желательно бы создать в музее пчеловодства специальную галерею заслуженных пчеловодов, прославлявших наше отечество своим самоотверженным трудом.  

Не урожайные годы отрицательно отразились на финансовом состоянии пчелосовхозов. В те годы доход получали в основном за счёт мёда, не было ещё развито получение и потребление друг видов продукции пчеловодной промышленности.  Сменились многие руководители партийного и министерского уровня, а у них иной подход – развивать в спецсовхозах дополнительные отрасли: животноводство, звероводство, полеводство. Стали менять директоров совхозов на людей далёких от пчёл и снова пчеловодство скатилось на уровень не только второстепенной отрасли, но и вообще мало кому нужной. А потом началась всем известная перестройка…    

Новый расцвет отрасли пришелся на 2010 год с приходом в отрасль первого Премьер Министра Казахстана Терещенко С.А. и созданием по его инициативе Национального Союза Пчеловодов Казахстана «Бал-Ара». А это уже современная история. 

 

Член Национального союза пчеловодов Казахстана "Бал-Ара"

Потомственный пчеловод Гусляков Михаил Иванович

 

 

 

 

 
 

 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика